Странная история о том, как появились программы стажировки

Содержание
  1. Стажировка в ТАСС глазами студента
  2. Вижу цель — не вижу препятствий
  3. Интенсивный рост
  4. Что дала стажировка?
  5. Стажировки: как их найти, как попасть и что они дают
  6. Что такое стажировка и кто такой стажер?
  7. Как попасть на стажировку?
  8. Стажировка должна оплачиваться?
  9. 6 историй о тех, кто поступил по-своему при выборе профессии и оказался прав
  10. 1. Режиссура вместо юриспруденции
  11. 2. Лингвистика вместо логистики
  12. 3. Журналистика вместо медицины
  13. 4. Информационные технологии вместо радиотехники
  14. 5. Психология вместо машиностроения
  15. 6. Веб-разработка вместо дипломатии
  16. Changellenge >>
  17. Образование и бэкграунд
  18. Дополнительные знания и навыки, помогающие в работе
  19. Выбор направления: фармацевтика
  20. Начало и развитие карьеры
  21. Процесс обучения
  22. Работа в международной компании
  23. Кого ждут в Санофи
  24. Сложности в работе
  25. Ключевые факторы успеха
  26. Теги
  27. Чему я научился во время стажировок — история студента
  28. Halogen Software
  29. The Eclipse Foundation
  30. Shopify
  31. Прозрачное и вовлеченное в разработку руководство — божественно
  32. Хорошие менеджеры многое меняют
  33. Если все остальное устроено правильно, задача не так важна
  34. Лаборатория HCI университета Ватерлоо
  35. Дальнейшее понимание крутости проекта
  36. Jane Street
  37. Собеседование
  38. Заключение
  39. Другие статьи по теме

Стажировка в ТАСС глазами студента

Странная история о том, как появились программы стажировки

Я пошла учиться на журналиста в 2017 году. За плечами у меня был год работы в связях с общественностью и худо-бедно сформировавшийся стиль письма. Ну и амбиции, само собой. Причем такие огромные, что о какой-то деятельности без оплаты я слушать не хотела. Исключением оставались информагентства, куда я яро стремилась.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Во время обучения в вузе нам рассказали, чем занимаются агентства, в чем их преимущество и особенности. Проанализировав, я поняла: самая настоящая журналистика кроется именно там. Именно там информация является максимально объективной и оперативной. А ведь этим и должен заниматься настоящий журналист.

Первые два курса прошли беззаботно, с большим запасом свободного времени, путешествиями, тусовками в институте и отмашками на вопросы о работе: «Пока могу себе позволить». Но часто у студентов случается третий курс, на котором мне внезапно пришлось искать работу.

Слава Богу, все быстро нашлось, финансовый вопрос урегулировался, и я начала мониторить вакансии в области журналистики. А также стажировки, даже за которые не платят. Тут мне, конечно, пришлось тотально поработать с собой, осознав, что знаний пока мало и нужно еще учиться и учиться.

Вижу цель — не вижу препятствий

О стажировках. Откликаясь на что-то временное, я всегда держала в уме ТАСС. У них раз в году проводится набор на полугодовую оплачиваемую программу. Помня об этом, я следила за календарем и ждала часа икс: сотрудники агентства, когда я звонила им осенью, сказали, что набор начнется только весной. И я ждала.

В марте я открыла заветный сайт и… И заявки не принимались. Со колотящимся сердцем я набрала номер и услышала: «Набор был в феврале». Расстроившись от такого провала, потеряв все ставки, я стала отчаянно откликаться уже на вакансии ТАСС. Бильдредактор, редактор международного отдела новостей, SMM, все, что попадалось под руку и минимальными запросами. На что раздавалось лишь молчание.

В конце апреля я увидела набор на трехнедельную стажировку в отделе новостей на сайт агентства. Обрадовалась и напрямую отправила резюме с портфолио. Дедлайн подачи резюме стоял в середине мая, и я опять стала ждать.

После того, как пробил назначенный день, и мне не перезвонили, я отметила про себя, что ничего нового не произошло и продолжила дальше готовиться к сессии. Но через пару недель вечером на экране телефона высветился незнакомый номер.

Со своей нелюбовью к рекламе и опросам, я уже хотела сбросить — ну кто в такое время будет звонить — но, почему-то подняла трубку:

— Вероника Владимировна? Вы откликались на стажировку в ТАСС

С горем пополам, краснея и пытаясь не закричать от радости, я ответила на несколько профессиональных вопросов и начала готовиться к настоящему интервью. Да, стоит сказать, что отбор у агентства сложнейший и проходит из нескольких этапов.

Зум был назначен на следующий день, и я стала готовиться. Зубрила министров, выучила имя главы Туркменистана, читала ленту. На самом звонке я валилась нещадно. От вопроса «Какое море находится около Владивостока?» до момента, когда мой молодой человек начал шепотом подсказывать, в каком штате находится Вашингтон, а интервьюер это услышал.

Через несколько дней на почту пришло письмо со словами «Вы успешно прошли интервью, заполните анкету». Волнуясь, я отправила все, что требовалась и села ждать 29 мая. День, когда либо да, либо нет. Конечно, 29 мая ответ не пришел. Вот тут расстраиваться было из-за чего, и я это сделала, внутренне надеясь, что это просто какие-то сдвиги в датах. Так оно и оказалось.

Через два дня я прочла фразу: «Вы прошли отбор на стажерскую программу в отдел новостей на сайт ТАСС». Сказать, что я была счастлива — не сказать ничего.

https://www.youtube.com/watch?v=iZ0YnbGJTME

По итогам обучения лучшим обещали предложить постоянную работу в агентстве. Я дала себе установку не расслабляться, а грызть зубами всех соперников, чтобы вытащить из стажировки максимум для себя. Но, не все в жизни бывает так, как нам хочется и видится.

Перед началом программы я загуглила все адреса почтовых ящиков, которые были в рассылке с информацией о стажировке. Пять человек, все девочки: МГУ, ГИТР, СПБГУ, МГУ, МГИК. Конкуренция была сильна, хотя бы из-за базы, которые дают такие сильные вузы. Подумав об этом, я стала надеяться на то, что они младше меня. Да, в вузе я привыкла выигрывать благодаря разнице с одногруппниками в 2-3 года.

Интенсивный рост

В первый же день я почувствовала, что точно не самая сильная среди коллег. На второй — убедилась в этом еще больше. К середине первой недели — ушла вниз турнирной таблицы и стала злиться.

Чтобы успеть выполнить задания, поработать, поучиться, уделить время отношениям, мне приходилось вставать в 7 утра, при привычном подъеме в 9-10 и ложиться примерно в полночь. Я пыталась оправдать свои ошибки тем, что у остальных девочек больше знаний за счет того, что они уже на последнем курсе вузов, которые явно обгоняют мой МГИК.

Мне было стыдно перед ними. Посмотрите, я, такая взрослая, а знаю меньше вас. И получается у меня хуже. Ладно, перед ними, мне было стыдно перед руководителем и, главное, перед собой.

«Мне было стыдно перед ними. Посмотрите, я, такая взрослая, а знаю меньше вас»

Очень сложно признаться себе, что ты чего-то не можешь. Особенно, когда думаешь об обратном. Я всегда хотела от себя многого.

С детства все получалось — у меня никогда не было каких-либо трудностей с освоением, пониманием программы, тогда, как одноклассники пыхтели над учебниками. А тут ситуация встала с ног на голову.

Я слушала недовольное «Не буду дальше проверять, не могу смотреть на этот сюр» и искренне желала провалиться под землю. Я считала часы до окончания очередного дня обучения.

Желание все бросить не обошло стороной. Особенно оно проявлялось в моменты, когда не получалось сделать какие-нибудь задания. Я раза два хотела выйти из игры, просто чтобы дальше спокойно жить и перестать просыпаться и засыпать с мыслями о новостях. Было тяжело, нервно, страшно и стыдно.

К концу второй недели я стала более легко все переживать. С пониманием того, что ни с кем мне тут детей не крестить, пришло спокойствие и легкость. Я стала больше въезжать в структуры и специфику, однако ошибки оставались и также тащили за собой недовольные оценки руководителя.

Что дала стажировка?

Внезапно последнюю неделю стажировки отменили. По непонятным причинам мы отучились только две недели из заявленных трех. Да и даже эти дни дали мне столько практики и обратной связи, сколько не дал мне вуз за столько лет.

Говоря об оффере на работу в агентстве — конечно мне его не дали. Но главное, что я взяла от ТАСС — понимание себя. Понимание своего нежелания работать в такой стрессовой и очень строгой организации и понимание своих слабых сторон.

И то, что никогда нельзя недооценивать конкурентов.

Этим летом я исполнила свою мечту — я поучилась в ТАСС, одном из лучших агентств мира. Получила крутейший опыт и море информации. Прошла через все стадии всего, что только возможно. Обогнала в битве за место более 80 конкурентов и дошла до конца стажировки.

Возможно, мой опыт даст кому-то понимание того, что все возможно. А может кого-то отвадит от большой журналистики. В любом случае — не узнаете, пока не попробуете. Ну я теперь постараюсь не пропустить полугодовую программу и попасть на нее в следующем году.

Источник: https://mel.fm/blog/veronika-klimentyeva/62741-stazhirovka-v-tass-glazami-studenta

Стажировки: как их найти, как попасть и что они дают

Странная история о том, как появились программы стажировки

Чтобы понять, чего ждать от будущей профессии, есть смысл пройти стажировку. Но «стажировка» не значит, что вы будете делать чужую рутину и приносить кофе. Мы попросили специалистов, чья работа — нанимать стажеров, а также самих стажеров рассказать нам, как стажироваться, что это даст и на что обратить внимание начинающему.

Что такое стажировка и кто такой стажер?

Стажер — это полноценный сотрудник, только еще не обученный.

Cтажировки придуманы, чтобы выпускникам было что предложить работодателю после вуза. Это хорошая возможность попасть в среду профессиональных людей, чтобы перенять их опыт. Пусть задачи будут не самыми сложными, но важными и нужными, особенно когда за спиной нет никаких практических знаний.

Ольга Копыльская

старший менеджер по персоналу, Condé Nast Россия

Стажировка поможет понять, насколько вам подходит компания по культуре, темпу и задачам.

Часто люди переходят на удаленку, полностью меняя сферу работы. В этом случае стажировка — отличный способ получить практические знания в новой профессии.

Многие компании на рынке России используют стажировку, чтобы нанять на время человека, который разгрузит задачи текущих сотрудников, но ничего не получит взамен.

Иногда стажера берут просто как рабочую силу, давая задачи, за которые обычному сотруднику платят хорошие деньги.

Очевидно, что вас такие «стажировки» не должны интересовать, а объявления, в которых компания расплывчато описывает требования и задачи и не указывает, что возможно трудоустройство, лучше игнорировать.

Что такое хорошая стажировка:

  1. Компания набирает стажеров, чтобы потом нанять их на работу;
  2. Вам понятно, по каким критериям оценивают вашу работу в процессе;
  3. Вам платят зарплату (пусть и небольшую) и оформляют официально;
  4. Вы выполняете задачи из сферы, в которую стремитесь, а не просто «подай-принеси».

Андрей Виноградов

Центр развития карьеры, «Нетология»

Я бы посоветовала изучить образовательные проекты компаний, которые интересны – почитать описания, условия, подписаться на их аккаунты в соцсетях. Компании часто размещают вакансии в группах вузов, устраивают встречи и мастер-классы. Также информацию о студенческих стажировках и вакансиях собирают такие организации, как FutureToday и Changellenge. Если вы только начинаете работать, то стоит посмотреть краткосрочные стажировки (летний и зимний формат), чтобы попробовать новое направление, понять подходит ли вам специальность или нет, а также получить опыт, который можно указать в резюме. И только после того, как вы определились с позицией, которая вам интересна, можно рассматривать стартовые позиции в компаниях и долгосрочные стажировки.

Ольга Августан

директор образовательного направления Mail.Ru Group

Рекомендую grintern.ru, Icanchoose.ru, fut.ru. Я бы советовал искать активнее: создайте список интересных компаний и напишите им, даже если не открыто ни одной вакансии.

Андрей Виноградов

Центр развития карьеры, «Нетология»

Condé Nast анонсируют свои стажировки на страницах в соцсетях, ходят на ярмарки вакансий, где рассказывают о программах и отвечают на вопросы.

Заместитель генерального продюсера РБК Иван Макаров советует обращать внимание на специфику издания: во многих преподают давно не практикующие журналисты.

Лучше учиться у тех, кто постоянно работает и успевает следить за изменениями и трендами в медиа.

Если вы студент, стоит сначала попробовать пойти по пути наименьшего сопротивления и понять, организуют ли какие-то карьерные мероприятия в вашем университете – там можно сразу познакомиться с представителями интересующих компаний, обменяться контактами или оставить резюме. Если ничего такого нет — что ж, не беда, у большинства работодателей есть отдельный раздел на сайте, который посвящен стажировкам и своевременно обновляется. Поэтому сначала нелишним будет составить «карту компаний», интересных вам, и прицельно отслеживать карьерные возможности.

Неплохим источником может стать и Telegram. Зачастую там собираются целые профильные сообщества, где можно не только спросить совета у более опытных коллег, но и найти интересные вакансии. Как пример, подборки таких ресурсов для разработчиков в блоге Нетологии.

Наталья Стрекозова

руководитель академических программ Яндекса

Как попасть на стажировку?

Банально: написать письмо и пройти отбор. Отбирают часто конкурсом или по тестовому заданию, если вы копирайтер, журналист или дизайнер. В РБК предлагают выполнить тестовое задание, в которое закладывают все важные для издания поинты. Condé Nast предлагают написать эссе. Вместе с заданием попросят прислать мотивационное письмо.

Как откликаться на вакансии и писать такие письма, почитайте здесь.
Иногда компании готовы бесплатно учить людей, прежде чем брать их на работу — так делают в Mail.Ru Group, например. В Mail.ru Group нет стажировок в стандартном понимании. Но у нас есть несколько образовательных проектов, через которые студенты попадают к нам в компанию.

Первый формат – Технопроекты для студентов МГТУ им. Н. Э. Баумана, МГУ им. М.В.Ломоносова, МФТИ, НИЯУ МИФИ, СПбПУ, ПГУ и ВГУ. Второй – кампус Digital Camp, рассчитанный на студентов гуманитарных специальностей. Попасть в кампус могут студенты любого вуза, а обучение идет на базе офиса.

Третий – это образовательная волонтерская программа «Амбассадоры Mail.ru Group», в рамках которой студенты, аспиранты и сотрудники любого российского вуза могут стать представителями компании в своем университете и городе.

Но чтобы попасть в любой из этих проектов, нужно пройти многоступенчатый отбор: тестирования, собеседования и тд.

Ольга Августан

директор образовательного направления Mail.Ru Group

В Нетологии два вида стажировок: для «Нетология Групп», в которой могут принять участие все желающие, прошедшие отбор (для каждого направления – свои требования) и стажировка для выпускников самой Нетологии. Ее отличие в том, что мы предоставляем нашим выпускникам возможность продолжить обучение «в бою».

Андрей Виноградов

Центр развития карьеры, «Нетология»

Учим комплексному подходу к профессии. Стажёры общаются с журналистами разных направлений, редакторами, продюсерами, маркетологами и дизайнерами. Наша задача показать, что современный журналист — это не только про буквы, но и про технологии, про дистрибуцию и маркетинг. По сути, молодые люди получают доступ к внутренней кухне одной из самых сильных редакций в стране.

Иван Макаров

заместитель генерального продюсера, РБК

Мы учим основам. В первую очередь – работать в команде на реальных проектах, грамотной коммуникации и нестандартному мышлению. Это очень важно, особенно на начальных этапах карьеры. Наши стажёры учатся у самых талантливых людей индустрии – лучших журналистов, дизайнеров, маркетологов. Практики очень много – разрабатывать и реализовывать идеи, писать для лучших глянцевых журналов страны, изучать digital-терминологию и как это работает на площадках Condé Nast.

Ольга Копыльская

Старший менеджер по персоналу, Condé Nast Россия

В Технопроектах Mail.Ru учат программированию, фронтэнд и бэкенд-разработке, анализу данных и другим IT-специальностям. В Digital Camp сотрудники разных департаментов Mail.ru Group около двух месяцев учат digital-маркетингу, PR-коммуникациям, работе в медиа и IT-рекрутменту.

В Яндексе cтажеру только в самом начале работы могут достаться тренировочные задачи, результат которых не будет виден пользователям продукта или сервиса. Как только он наберется опыта и почувствует себя увереннее, ему предложат боевые проекты. Так стажер успевает поработать с разными частями сервиса и учится взаимодействовать с коллегами.

Стажировка должна оплачиваться?

Вам попадется много стажировок, которые не оплачиваются. Не все из них плохие. Пока на рынке труда основная валюта — опыт работы, будут компании, кто готовы расплатиться за вашу работу опытом, а не деньгами.

Крупные компании, особенно банки, IT-компании уровня Лаборатории Касперского и Mail.Ru, медиахолдинги как РБК и Condé Nast, стремятся платить стажерам. Если компания не платит, оцените, насколько ценный опыт она вам дает.

Все эксперты сходятся во мнении, что стажировка «за опыт» — это нормально для современного рынка. Дальше все зависит от того, как вы себя проявите.

Тут довольно честный обмен — знания на время. Если правильно ставить себе цель и понимать, чего хочешь, то, получив знания, можно без проблем устроиться в то издание, что предложило стажировку.

Иван Макаров

заместитель генерального продюсера, РБК

Если для вас стажировка – это первый опыт работы, то можно соглашаться и на вариант без оплаты. Так можно быстро получить опыт, узнать, подходит ли вам специальность.

  • В каждой сфере стажировка будет проходить по-разному, но главная цель — погрузить стажёра в рабочие процессы, отработать практические навыки.

  • Для студенческих стажировок компании ищут студентов старших курсов, но в любом случае важно успешно пройти вступительное испытание.

  • Где искать стажировки: каналы в Телеграме, сайты компаний, куда хотите попасть, тематические сайты стажировок.

  • Важно подобрать для стажировки крупные, известные компании, где действительно могут объяснить непонятные моменты, а не взвалить всю текучку на стажера.

  • На неоплачиваемую стажировку соглашаться можно.

  • Если после стажировки вам не предложили работу, не расстраивайтесь. В любом случае это опыт и дополнительный пункт в резюме.

by HyperComments

Мы будем присылать вам новые статьи один раз в неделю — только полезный контент, никакой рекламы.

Источник: https://blog.finder.vc/stagirovki

6 историй о тех, кто поступил по-своему при выборе профессии и оказался прав

Странная история о том, как появились программы стажировки

Часто выбор профессии бывает не совсем осознанным: родители, желая своим детям добра, принимают решение за них. Они готовят будущего выпускника к определённой специальности, отметая другие варианты как «несерьёзные» или «бесперспективные». Наши истории — о тех, кто нашёл в себе смелость пойти наперекор родителям и получить желаемое образование. Пусть даже и не сразу.

1. Режиссура вместо юриспруденции

В начальной школе мне нравилось сочинять истории по картинкам. Я брала книгу с иллюстрациями и придумывала, чем занимаются люди на рисунках. Записывала это в тетрадку, а затем зачитывала членам семьи.

Сначала слушатели умилялись, а потом мои «сказки» надоели. Однажды мама сказала: «Оля, ты должна стать режиссёром, будешь доставать коллег, а не домашних». О профессии в тот момент я знала мало, но идея мне понравилась.

И я твёрдо решила: иду в режиссуру.

Когда в девятом классе я пошла в детскую видеостудию, родители слегка напряглись. Но серьёзно о высшем образовании стали говорить только в одиннадцатом. Тогда я записалась на подготовительные курсы в Белорусскую государственную академию искусств. Пришлось пообещать семье: если я не поступаю, сразу иду на юридический. Ближе к выпускному отношения дома ухудшились.

Каждый раз, когда на курсах у меня что-то не получалось, родные сразу говорили, что ещё есть шанс поступить на юрфак.

В итоге я прошла на платное отделение на телережиссёра: хотела снимать фильмы, но в тот момент в БГАИ не было набора на отделение кино.

Родители ждали, что начнётся учеба, я не справлюсь и передумаю, но у меня всё получалось. Они переживали, что мне будет сложно найти работу, но и здесь повезло: на третьем курсе я устроилась на МТРК «Мир» сразу же постановщиком на программу.

Зарплата на старте была выше, чем у родителей, это их успокоило.

Родные до сих пор оценивают уровень моего успеха зарплатой и повышениями: чем занимается режиссёр, мне кажется, им до конца не понятно.

После учёбы я продолжала работать на телевидении: режиссировала программу «Мечтай! Действуй! Будь!».

Потом ушла в свободное плавание, занималась теледокументалистикой в частной студии. Я снова работаю на ТВ, на этот раз в Белтелерадиокомпании.

В прошлом году сняла короткий метр «Самый Страшный Страх», а сейчас дописываю сценарий полнометражного фильма.

2. Лингвистика вместо логистики

Об образовательной программе «Фундаментальная и компьютерная лингвистика» во ВШЭ я узнал ещё в десятом классе. Тогда же заинтересовался и начал усиленно готовиться к поступлению.

Мама моим выбором была недовольна, но никогда об этом прямо не говорила, только намёками. А друзья меня поддерживали.

Я подавал документы на три специальности: востоковедение, лингвистика и логистика. Первую и вторую выбрал из-за желания там учиться, а логистику — потому что подходили предметы, которые я сдавал. Даже мысли, что я поступлю туда, не было.

По иронии судьбы я прошёл везде, но на бюджет — только на логистику. Когда об этом узнала мама, она начала звонить и писать мне,  уговаривая идти на логистику, пока я с друзьями в Питере отмечал поступление.

Я пожаловался сестре, и она сказала, что логистика — чудесная возможность обеспечить себе спокойную жизнь на ближайшие четыре года. И, как бы мне сейчас ни было стыдно, я согласился.

Из-за ЕГЭ я почти не жил: забросил свои хобби, мало тусовался с друзьями, находился в жутком стрессе. Понял, что больше такого не хочу.

Честно старался идти на учёбу без плохих мыслей. Но когда увидел расписание, осознал, что единственные предметы, которые мне нравились, — общефакультетские: философия, история и высшая математика.

Микроэкономика, этика бизнеса и профориентационный семинар, где рассказывалось о логистике, не просто мне не нравились — они вызывали отторжение.

С ноября я начал всё реже появляться в университете.

Когда понимал, что нужно туда ехать, начинало тошнить, поднималось давление и дико болела голова. Окончательно осознал, что пора что-то менять, когда съездил к бабушке.

Она сказала то, что навсегда останется в моей памяти:

«Ты можешь терпеть и ждать, когда жизнь изменится. Но тогда она пройдёт мимо, и ты не успеешь ей насладиться. Такой судьбы для своего внука я бы не хотела».

В итоге мама сказала, что больше не хочет видеть мои страдания и мне надо переводиться на выбранную специальность. Сначала я думал отчислиться и немного отдохнуть. Но мама была резко против: моё совершеннолетие наступало за пару дней до весеннего призыва — пришлось быстро принимать решение. Я был не рад такому раскладу, но сейчас очень ей благодарен.

Честно признаюсь, долго привыкал к лингвистике. Из-за пропуска целого семестра казалось, что я никогда не догоню однокурсников. Да и сейчас иногда так думаю.

Однако я чувствую, что теперь на своём месте: мне комфортно находиться на факультете и очень нравится учиться.

Я продолжаю иногда ради смеха говорить, что пора отчисляться и идти «делать ноготочки», но в этих шутках нет никакой доли правды.

3. Журналистика вместо медицины

Профессию я выбрала ещё в седьмом классе. Сейчас причина этого кажется очень нелепой: я любила «Фабрику звёзд» и хотела вести программы, «как Яна Чурикова». Родственники к этому относились спокойно, ведь мне было всего 13 лет.

Так я начала ходить в местный пресс-центр, где писала новостные заметки и репортажи для молодёжной газеты. Конечно, на работу телеведущего это мало походило, но мне нравилось.

В девятом классе семья выдохнула спокойно, когда для ОГЭ я выбрала не литературу, а биологию. Видимо, все подумали, что хочу стать врачом. На самом деле мне просто казалось, что сдать биологию будет легче.

Естественные науки давались так легко, что учительница биологии даже прочила мне поступление в мединститут. Когда в десятом классе я сообщила, что всё ещё планирую быть журналистом, она была очень разочарована.

В семье новость тоже восприняли в штыки: родственников с творческой профессией у меня не было, а журналистику считали чем-то несерьёзным.

Больше всех возмущался дедушка. Его главный аргумент против звучал так: «Таких, как Малахов, единицы, а ты что, хочешь за 10 тысяч в районной многотиражке статейки писать?»

На моей стороне были мама и тётя.

Они обе отучились на экономическом по настоянию бабушки-бухгалтера и были недовольны тем, что не реализовали собственные мечты. В итоге мне разрешили самой сделать выбор, и я поступила на журфак ЮУрГУ.

Думаю, дополнительным аргументом для моей семьи в пользу журналистики была стоимость образования: в 2011 году это был один из самых недорогих факультетов.

После вуза я четыре года работала на городском кабельном ТВ: была корреспондентом, ведущей, занималась сайтом и социальными сетями. Мне это нравилось, ведь каждый день было что-то новое и интересное.

И, несмотря на загруженность, оставалось море свободного времени, которое я тратила на фриланс. Сначала делала рекламные статьи, потом устроилась в редакцию DTF и писала лонгриды про кино.

А с прошлого года я работаю в коммерческой редакции Лайфхакера на удалёнке.

4. Информационные технологии вместо радиотехники

Я с детства любил компьютеры и хотел заниматься чем-то близким к этой сфере, поэтому планировал поступить на факультет информационных систем и технологий УлГТУ. Других вариантов оказаться в ИТ в 1998 году не было.

На факультете был высокий конкурс, и все мои родственники уговаривали меня подавать документы в другое место. Куда-то, куда я «точно поступлю», потому что я «сам не знаю, что мне нужно».

На семейном совете решили отправить меня на энергофак, и я подал документы туда. Потом родители передумали и заставили меня переподать документы на радиотехнику.

Я прислушался к ним и действительно легко поступил: набрал достаточно баллов, а на факультете в том году был большой недобор.

В первый же день учёбы меня позвали сдать вступительный тест в группу с углублённым изучением английского, которая тогда существовала — внимание — на ИТ-факультете. Я легко с ним справился и оказался там, где хотел с самого начала.

Учебный процесс местами совсем не соответствовал моим ожиданиям. Что-то во время учёбы не получалось, а что-то лично мне было неинтересно. Очень поздно я понял, что промахнулся со специальностью: факультет был ИТ-шный, но кафедра приборостроительная. Она занималась проблемами «железа», а я увлекался софтом и хорошо в нём разбирался.

Но я ни разу не пожалел о своём выборе. Прежде всего потому, что в конце концов сделал его сам.

По дипломной специальности я проработал около восьми месяцев. Хорошую зарплату обещали только года через три, а я не хотел так долго ждать. Устроился в ульяновскую энергосбытовую компанию, где проработал программистом шесть лет. А потом ушёл делать Лайфхакер.

Через 15 лет после окончания вуза я выступал перед абитуриентами и первокурсниками и увидел знакомую ситуацию: на них всё так же давят учителя и родители.

Будущий студент часто дезориентирован и не понимает, что это выбор, который определит его будущее. Лучше делать его самостоятельно, а мнение всех остальных стоит в лучшем случае учитывать.

Свой вуз и факультет я очень люблю. Студенческие годы были сложными, но в то же время для меня они стали временем взросления и становления как личности.

5. Психология вместо машиностроения

В школе я мечтала стать микробиологом и певицей. Очень любила биологию, физику и химию. Мама приветствовала моё увлечение техническими науками. Она работала инженером и хотела, чтобы я устроилась в сфере, где у неё самой были связи. Маме удалось отговорить меня от микробиологии и убедить в том, что инженер — отличная профессия.

Я поступила в политехнический университет на машиностроительный факультет. Сначала всё нравилось, ведь учёба шла легко, я получала стипендию. К тому же в вузе было много мальчишек, а мне было всегда с ними гораздо веселее, чем с девчонками.

Но были и сложности. Некоторые предметы давались с огромным трудом. Например, однажды, чтобы сдать домашнее задание по инженерной графике, я не спала до четырёх утра. А через 2 часа встала и поехала в вуз. Из-за напряжённой учёбы ко второму курсу я похудела на 10 килограммов, моё лицо было серого цвета, под глазами огромные синяки. Сама я этого не замечала.

Помню, сидели с мамой в кафе после очередного зачёта, и она сказала: «Лена, уходи оттуда, на тебя невозможно смотреть».

Я осознала, что нахожусь не на своём месте, на втором курсе. Тогда в учебном плане появились психология и педагогика. Эти предметы заинтересовали меня гораздо больше, чем литьё или теория резания. Я забрала документы и подала их в другой вуз — на психологию.

Училась заочно, параллельно работала музыкальным руководителем в детском саду, а на последних курсах устроилась в кадровое агентство. Думала, что после вуза буду разрабатывать системы психологического отбора персонала в крупных организациях. Но потом поняла, что хочу заниматься терапией.

В детстве я посмотрела фильм «Цвет ночи», видимо, тогда впервые и задумалась о работе психолога. Мечтала о своём кабинете, только не знала, как достичь цели.

Путь в новой сфере я начала с бизнес-тренингов.

Сразу не получилось, и я от растерянности ушла, как ни странно, в инженеры. Пока не работала по специальности, написала роман в жанре фантастики, а потом и продолжение.

В то время я осознала, что мне самой нужна была поддержка коллег-психологов и личная терапия. Я её прошла и начала консультировать.

Сейчас состою в ассоциации когнитивно-поведенческих психотерапевтов, занимаюсь частным консультированием. Люблю учиться и продолжаю делать это до сих пор, повышая квалификацию в новой профессии.

6. Веб-разработка вместо дипломатии

В школе я обожал математику и информатику, поэтому мечтал пойти в ИТ-сферу. Родители такой выбор восприняли в штыки: они считали, что у меня недостаточно знаний и умений в этой индустрии, а значит, тратить деньги на такое обучение нет смысла.

Спорить с ними я не стал и подал документы на факультет международных отношений и дипломатии. Эти сферы тогда мне были немного интересны, да и знаний для поступления хватило. Учиться было скучно: преподаватели от студентов ничего не ждали и даже не требовали. Да и большинство моих однокурсников не стремились заниматься.

После получения диплома я полтора года пытался найти работу, но безрезультатно. Пришлось просить родителей о помощи. Так я получил место в представительстве одной из республик РФ. Но там мне настолько не нравилось, что я был рад устроиться менеджером в ресторан.

Когда я женился, то осознал: так дальше продолжаться не может. В ресторане я не видел для себя никаких перспектив: это оказалась не моя сфера. Весной я решил всё же последовать за мечтой и записался на онлайн-курсы по веб-программированию.

Пока я не работаю по новой специальности: впереди ещё год учёбы. Но уже сейчас на занятиях я делаю то, чем мне предстоит заниматься на будущей работе. Мне интересно писать код и создавать интернет-магазины. Я наконец-то занимаюсь любимым делом и бесконечно счастлив.

Источник: https://Lifehacker.ru/istorii-pro-vysshee-obrazovanie/

Changellenge >>

Странная история о том, как появились программы стажировки

Начал карьеру в фармацевтическом бизнесе благодаря победе в кейс-чемпионате Sanofi Health Guardians. В интервью он поделился своей историей успеха — от выбора будущей сферы до работы над ключевыми проектами компании.

Образование и бэкграунд

— В этом году я окончил бакалавриат НИУ ВШЭ, факультет экономики. На последнем курсе начал стажироваться в Санофи, в отделе развития бизнеса, а в мае этого года меня приняли в штат. Мой отдел занимается внешним партнерством и стратегическим анализом портфеля препаратов (рецептурных и безрецептурных) и возможностей по усилению и расширению портфеля.

Дополнительные знания и навыки, помогающие в работе

— Помимо аналитических навыков, ключевой аспект — это владение иностранными языками. Ребятам с техническими специальностями особенно важно заниматься самостоятельно, так как в вузе зачастую не дают достаточно хорошую базу.

Я неплохо владею английским и испанским, есть начальные знания французского, стараюсь уделять изучению языков больше времени. Кроме того, полезные навыки я получил во время участия в нескольких кейс-чемпионатах. В частности, в чемпионатах Changellenge >>.

Это позволяет познакомиться с отраслями и найти интересную для себя сферу.

Выбор направления: фармацевтика

— Фармацевтическая индустрия — очень сложная, комплексная отрасль. Еще во время обучения в университете с помощью кейс-чемпионатов мне удалось получить наиболее общее представление о сфере банкинга, горнодобывающей промышленности, FMCG и фарминдустрии.

Фарминдустрия заинтересовала меня больше всего. Во-первых, это рынок, который строго регулируется государством. Во-вторых, он очень разнообразен: практически к каждой группе препаратов нужен определенный подход, это словно отдельный рынок.

Кроме того, очень приятно осознавать важность того, чем ты занимаешься, вносить собственный вклад.

Начало и развитие карьеры

— На стажировку я попал благодаря чемпионату Sanofi Health Guardians, на котором наша команда заняла второе место. Во время стажировки я старался брать на себя как можно больше ответственных проектов и при этом показывать хорошие результаты. Думаю, это повлияло на мое продвижение в компании.

Процесс обучения

— Обучение строится по принципу 70/20/10. 70 % — обучение на практике, во время проектов, 20 % — взаимодействие с другими сотрудниками и перенимание опыта у старших коллег, 10 % — различные тренинги и программы. Важно принимать участие в проектах из различных областей, чтобы расширить свои компетенции.

Также необходимо хорошо ориентироваться на фармацевтическом рынке, знать всех ключевых игроков и внимательно отслеживать тренды индустрии.

Специфические навыки — умение строить пациентские модели, то есть представлять себе так называемый «путь пациента» (каким образом и по каким этапам проходит его лечение), знать основы врачебной практики по базовым направлениям и законодательство.

Работа в международной компании

— Центральный офис Санофи находится во Франции. Я еще там не был, но говорят, что он похож на замок внутри Парижа.

Конечно, для работы в компании нужно хорошо владеть иностранными языками, в том числе для взаимодействия со множеством международных партнеров.

Главное преимущество работы в международной компании — это возможность заниматься масштабными, крупными проектами, которые оказывают влияние на большое количество людей по всей стране. Даже для работы в маленькой компании этот опыт будет очень ценным.

Кого ждут в Санофи

— В первую очередь ребят, которым интересен фармацевтический рынок и которые готовы учиться и осваивать все тонкости этой индустрии. Также в компании есть множество направлений для развития. Можно попробовать себя в сфере развития бизнеса, маркетинге, финансах, регуляторном департаменте и других отделах.

Сложности в работе

— Основная сложность — специфика рынка. Например, в сфере FMCG около 5–7 ключевых игроков. В фармацевтике же — огромное количество компаний по всему миру с собственной специализацией, которые производят лекарства с непроизносимыми названиями.

Мне кажется, нужно лет 20, чтобы запомнить хотя бы основную часть. Работая в отделе развития бизнеса, очень важно легко идти на контакт с огромным количеством коллег и партнеров. Ведь коммуникации составляют большую часть рабочего времени.

Также нужно уметь представлять себе общий ход проекта, часто включающего много функций и разноплановых задач.

Ключевые факторы успеха

— Умение брать на себя ответственность, вовлеченность в сферу, в которой ты развиваешься, и, конечно, упорный труд. Именно это поможет достичь успехов в работе — и не только в Санофи, но и в любой другой компании.

Прежде всего, я желаю всем достижения поставленных целей — как карьерных, так и личных. Также советую грамотно распределять свое время, чтобы его хватало на саморазвитие, путешествия и отдых. Тогда и рабочий процесс станет более продуктивным.

Теги

Фармацевтика Success story Личный опыт

Источник: https://changellenge.com/article/success-story-intern-manager-one-year/

Чему я научился во время стажировок — история студента

Странная история о том, как появились программы стажировки

Cтудент университета Ватерлоо делится впечатлениями, полученным опытом из стажировок в разных компаниях, в особенности теми вещами, которые удивили его или пошли вразрез с привычными представлениями.

Университет Ватерлоо известен своей программой кооперативного обучения, когда студенты на протяжении всей своей учебы проходят шесть 4-месячных рабочих практик. На данный момент я прошел семь стажировок как в рамках программы, так и вне ее.

Стажировки до выпуска из учебного заведения — прекрасный опыт работы в разных командах, условиях и даже городах. Этот опыт дал мне возможность сформировать более четкое представление о том, в каком месте я хочу работать, когда выпущусь.

Каждая работа научила меня чему-то действительно новому: мое видение факторов, влияющих на удовольствие, получаемое от работы, кардинально изменилось.

Halogen Software

Первую работу я получил в компании, занимающейся разработкой enterprise-приложений на Java для рекрутерских агентств. В то время я был очень вдохновлен тем, что нашел работу, хотя сейчас многие из моих друзей и коллег начинают плеваться, едва услышав название этого места.

В Ватерлоо популярен мем „Cali or bust“ (что примерно означает «найди работу в Калифорнии или умри» – прим. перев.).

Студенты отчаянно стараются устроиться на престижную работу в Калифорнии и очень расстраиваются, если им приходится осесть на какой-нибудь скучной и бесперспективной должности.

Суть в том, что тогда я наслаждался этой работой, и мне было весело! Мои коллеги были действительно хороши в своем деле, но несмотря на это многие находили работу скучной, в то время как я был на седьмом небе.

В Halogen я понял, что даже те компании, которые отвечают всем стереотипам о скучной работе (Java, B2B, CRUD, не в Калифорнии) может быть хорошим местом, способным приносить удовольствие. Только потому, что ты не работаешь в самой горячей компании Калифорнии, не значит, что твоя работа убога.

The Eclipse Foundation

Моим вторым пристанищем стала неоплачиваемая стажировка по кооперативной программе, где я проводил вторую половину для после учебы, работая над исправлением багов в Eclipse IDE, отключенной от баг-трекера.

Что я узнал, так это то, что инструменты очень важны. Дело не в том, что стек Java, который я использовал, позволил мне выполнять работу быстрее, а в том, что он позволил мне вообще что-то делать. При отсутствии опыта я смог погрузиться в проект с миллионами строк кода и 11-летними бородатыми багами, и все благодаря грамотному устройству инструментария Java и Eclipse.

Интересной особенностью Eclipse является то, что практически любая функциональность в нем реализована в виде плагинов. То есть вместо того, чтобы тратить целые часы на компиляцию всего Eclipse, можно работать с конкретным плагином. На сегодняшний день это самый масштабный проект, над которым мне довелось работать.

Почти все недостатки Java были скомпенсированы инструментами, которые сочетаются с ним лучше, чем с большинством других языков программирования (за исключением, может быть, C#).

Shopify

Я работал в Shopify три раза: дважды в течение летних каникул и один раз — в качестве первой практики по кооперативной программе. Таким образом, я имел возможность очень многому у них научиться, но уроки в большинстве своем разбросаны во времени и по тематике. Тем не менее, я позволю себе объединить их.

Прозрачное и вовлеченное в разработку руководство — божественно

Исполнительный директор Shopify Tobi Lütke просто потрясающий. Если посмотреть его профиль на GitHub, видно, что он старается оставаться в курсе новейших технологий и веяний.

Я, стажер, был просто в восторге, сидя за одним столом с исполнительным директором и вместе с ним разбирая по винтикам парсер шаблонов Liquid.

Помню как он, глядя на мою работу, говорил: «Этот мальчишка входит во вкус!».

Я знал, что незадолго до нашего разговора о том, что парсер требует серьезной переработки, Тоби купил книгу по парсерам, надеясь разобраться в проблеме сам. Это говорит о несомненных плюсах иметь такого руководителя, который делает все возможное, дабы избавить компанию от удушающей корпоративной политики.

Хорошие менеджеры многое меняют

До последней моей стажировки в Shopify мне попадались хорошие команды, руководители и менеджеры. Я понимал, что их роль важна, но не чувствовал, чтобы они действительно оказывали на мою работу какое-либо ощутимое влияние. Звучит так, будто за этим последует рассказ о плохом тимлиде, но я действительно изменил свои взгляды, когда встретил потрясающего менеджера.

https://www.youtube.com/watch?v=dcn9GgTbdEs

Он был глубоко вовлечен в процесс, компетентен, обладал чувством юмора, был неизменно позитивен и стал верным соратником мне и всему нашему коллективу. Несмотря на то, что он также был разработчиком, большую часть времени он посвящал именно руководству: направлял, распределял задачи, расставлял приоритеты, решал проблемы и помогал нам.

Он оказал сильное влияние на мою продуктивность. Именно этот человек научил меня разделять задачи на подзадачи, оценивать их важность, отвечать на вопросы и справляться со сложными проблемами. Я понял, что в то время, как хороший менеджер позволяет делам течь легко и быстро, то отличный менеджер делает хорошую работу — великолепной.

Если все остальное устроено правильно, задача не так важна

Влияние хорошего лидера плавно перетекает в следующий пункт. В той же команде я работал над одним феерично скучным проектом. Но это не мешало мне получать удовольствие от того, чем я занимаюсь, потому что если компания делает все остальное правильно, не столь важно, над чем именно вы работаете.

Когда я работал в Shopify третий раз, команда была отличная, менеджер был отличным, культура была отличной, отличными были офис, инструменты, язык, еда, ориентированность на качество и технические решения. И меня совершенно не волновало, что я всего лишь редизайнил какую-то форму.

Я не хочу сказать, что задача вообще не имеет значения. Если бы задание мне совсем не нравилось или относилось к какой-нибудь малоприятной для меня области программирования, не думаю, что я смог бы также беззаботно им наслаждаться.

Лаборатория HCI университета Ватерлоо

В следующем семестре я решил податься в исследования. Я работал над системой, распознающей движения глаз и головы и голос, чтобы создать бесконтактную альтернативу мышке. Также мне довелось поработать над новейшей системой компьютерного зрения. В общем-то, я получил возможность заниматься сторонним проектом как основной работой и в то же время делать то, что мне нравилось.

Дальнейшее понимание крутости проекта

Такой резкий переход с разработки веб-приложений на крутой проект, который я выбрал сам, подстегнул мое стремление развиваться. Но несмотря на то, что тему я выбирал самостоятельно, эта работа доставляла мне меньше удовольствия, чем стажировка в Shopify.

Тому было две причины. Во-первых, интересность проекта и интересность работы над ним далеко не всегда коррелируют. Разработка крутой системы компьютерного зрения включала в себя часы отладки и рефакторинга. Даже когда я редезайнил веб-форму, я иногда задумчиво откидывался в кресле и размышлял об архитектурных проблемах и о том, как простым и надежным способом спроектировать систему.

Во-вторых, даже во время работы над бросающими вызов задачами, я получал от этого удовольствие, но не такое, как ожидал до начала. Разница была осязаемой, но не настолько большой, как мне казалось.

Интересность работы имеет для меня большое значение при поиске места, но оно более не перечеркивает других факторов, как это было раньше.

Jane Street

Следующую свою стажировку я прошел в Jane Street, Лондон, Великобритания. Я трудился над инструментами разработки и рендерингом огромных таблиц.

Собеседование

В этой компании меня в первую очередь поразило, насколько отточен у них процесс собеседования. Вопросы одинаково хорошо раскрывают как технические знания, так и общей настрой соискателя. Вас проверяют на способность думать, решать задачи и писать чистый код. Мне позволили пользоваться доской, их ноутбуком или моим собственным и любым языком программирования на мой выбор.

На каждом собеседовании присутствовали двое специалистов. Позже я узнал, что в компании есть несколько человек, специализирующихся именно на этом. Было установлено обоснованное количество бесед в день, и я получил работу в довольно короткий срок.

Такой процесс собеседования кандидата отличается от всех других, с какими я имел дело.

Заключение

С того времени, как я впервые устроился на работу, мое представление об эффективном труде в хорошей компании претерпело ряд кардинальных изменений. С поступления в Ватерлоо я обещал себе не повторяться в выборе стажировок, дабы максимизировать разнообразие специальностей, мест и компаний.

Впереди меня ждут еще три стажировки прежде, чем я выпущусь, включая практику в Google в Сан Франциско этим летом. После выпуска я оглянусь на весть свой прошлый опыт и буду иметь хорошее представление о том, куда хочу податься дальше. Вполне вероятно, что я вернусь в понравившуюся мне компанию, но я также с легкостью могу, опираясь на полученные знания, пойти и по новому пути.

Другие статьи по теме

Как не провалить дистанционное техническое собеседование

Летняя стажировка: 5 проектов для резюме

Источник: https://proglib.io/p/learn-through-internships/

Ваша работа
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: