Большая чистка. Какую пользу могут принести России массовые увольнения банкиров на Западе

Куда податься уволенному банкиру?

Большая чистка. Какую пользу могут принести России массовые увольнения банкиров на Западе

С 2013 года в стране началась активная чистка банковского рынка. В среднем два банка в неделю лишаются лицензии. Аналитики прогнозируют, что, если тенденции сохранятся, то на горизонте трех-пяти лет у нас останется от 50 до 150 банков.

На условиях анонимности с нами согласился поговорить экс-руководитель регионального банка, потерявший работу после того, как у них отозвали лицензию.

По его словам, сейчас под угрозой отзыва лицензии все банки, не входящие в топ-200 по размеру активов.

«Эти банки засоряют банковский сектор»

В свое время Владимира Жириновского считали рупором Кремля – в своих темпераментных речах он раскрывал то, о чем задумались власть имущие. По словам нашего собеседника, сейчас такой же принцип используют в банковском секторе, где негласную «линию партии» озвучивает президент банка ВТБ Андрей Костин.

Например, он говорит, что крупнейшие российские экспортеры должны продавать продукцию исключительно за рубли, призывает не кредитовать малый и средний бизнес и настаивает, что сейчас в России «570 банков просто не нужны, они засоряют банковский сектор».

Он же в свое время, будучи главой ВЭБ, предлагал создать 30-35 банков федерального значения и через эти госбанки проводить кредитование промышленности.

«Фактически господин Костин просто высказывает те мысли, которые звучали бы некорректно из уст государственных чиновников.

И, судя по его последним выступлениям, банки, которые не входят в вышеупомянутый топ-200, находятся под угрозой отзыва лицензии», – отмечает наш собеседник – экс-банкир.

Хотя эксперты высказывают мнение, что защищены только первые 100 банков, а наименьшее количество отозванных лицензий показывает группа с активами в диапазоне от 7 млрд до 10 млрд рублей.

Процедура отзыва лицензии начинается с проверки банка Центробанком РФ, которые последний проводит на регулярной основе. Причем отзыв лицензии необязательно будет результатом проверки. Это может быть, например, предложение крупной банковской группы о поглощении и слиянии.

Главное, в итоге малый региональный банк перестает существовать как независимая финансовая единица.

Соответствующий информационный фон заставляет юридические и физические лица переводить вклады в банки с госучастием, чтобы в случае коллапса не потерять деньги – таким образом, небольшие банки лишаются клиентов.

Это и есть та самая «потеря банком ликвидности» (то есть денег клиентов), о которой пишет Центральный банк в своих последующих постановлениях об отзыве у банка лицензии. Таким образом, действия Центробанка дают понять малым и средним банкам, что у них есть вариант – либо слиться с более крупными игроками рынка, либо вообще покинуть отрасль.

«За каждым банком с отозванной лицензией стоят его клиенты и деньги этих клиентов. Средства в банках при отзыве лицензии теряют, как правило, компании, представляющие малый и средний бизнес, о необходимости поддержки которого так много говорилось в последние годы в прогосударственных СМИ.

Судя по происходящему на рынке, сейчас политика Центробанка направлена не на зачистку банковского сектора от недобросовестных участников, как они декларируют, а на то, чтобы сделать все финансовые потоки в стране подконтрольными государству через несколько крупных финансовых групп, опять же, связанных с государством», — уверен бывший банкир.

Как отзывают лицензию

Есть несколько причин, чтобы ЦБ назначил проверку. Например, если высоколиквидные активы банка снизились за полгода более чем на 30%, он автоматически попадает в зону риска.

Если у руководителей банка есть неформальные контакты в ЦБ, то на момент официального назначения проверки они уже точно знают, будут отзывать лицензию или нет, поскольку мониторинг каждого банка проводится на основе разнообразных форм отчетности (вплоть до ежедневных), направляемых в Центробанк.

И если вариантов спасти бизнес нет, собственники пытаются на банке заработать: начинают выводить активы из банка, проводятся сомнительные операции с обналичиванием.

Это, естественно, только ухудшает шансы на сохранение лицензии, в итоге ее отзывают согласно федеральному закону №115 «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», а фактически – из-за обналички.

«Процесс обнала сложно доказать в суде, иногда это вполне легальный инструмент, — говорит наш спикер. — А доходность такая, что напоследок можно рискнуть, и этим начинают заниматься даже те банки, которые ранее воздерживались».

Процедура отзыва лицензии проходит по-разному. В случае с нашим героем, в середине года в их банк пришел с проверкой ЦБ, а осенью уже было вынесено постановление об отзыве лицензии.

В другой ситуации региональный банк начал расторгать договоры с сотрудниками еще до того, как закончилась проверка ЦБ — собственники были уверены, что лицензию отзовут и к концу проверки в штате оставалось руководство и люди, занимающиеся продажей транспорта и собственности. Остальных уволили.

Увольняются сотрудники по-разному. Кто-то проходит стандартную процедуру увольнения и уходит с двумя окладами. Другие оперативно находят работу и увольняются по собственному желанию, чтобы в трудовой не было отметки, что потерял работу в связи с отзывом лицензии банка. Чаще всего трудовой договор расторгают по соглашению сторон.

При этом структура дохода банковских работников не изменилась, он выплачивается из трех составляющих: зарплата, квартальный бонус и годовой. Менеджеры получают относительно хорошие деньги, однако две трети заработка зависит от выполнения KPI и результативности банка.

По оценке экспертов, сейчас на рынке происходит мало сделок, поэтому даже менеджеры западных банков, которые до сих присутствуют в России, не получают обычных бонусов.

Кто из уволенных имеет шанс?

Глава «Сбербанка» Герман Греф уверен, что в течение ближайших пяти лет 30% банковских работников будут не нужны. А экономист Сергей Хестанов считает, что только в Москве из-за отзыва лицензии без работы остались приблизительно 120 тысяч человек.

«У людей, потерявших работу в банках, ситуация не очень хорошая, — добавляет управляющий директор хедхантинговой компании Cornerstone Сергей Ражев. — Для руководства — это почти черная метка. Сотрудники не могут рассчитывать на ту зарплату, которую они получали ранее».

Еще один эксперт, знакомый с ситуацией на рынке, утверждает: если банк с тетрадочными вкладами (так называют неучтенные на балансе вклады частных вкладчиков), с огромными дырами и очень большими нарушениями, то уволенные оттуда специалисты уже не смогут идти работать в банк — Центробанк РФ препятствует трудоустройству таких людей.

По словам представителя Cornerstone, из-за переизбытка на рынке бывших банковских работников заказчики в любой момент могут снять вакансию, взяв кандидата изнутри или даже полностью ее отменив.

Эксперт подчеркнул, что людям, которые оказались без работы в банковском секторе, не так легко найти что-то другое, поэтому каждый второй работник готов обсуждать переход туда, где он считает ситуацию более стабильной на сегодняшний день.

Единственная хорошая новость — интернетизация и автоматизация банковской сферы: те, у кого есть опыт на стыке IT и финансов, имеют неплохие шансы найти нормальную работу. С другой стороны, автоматизация также сократит количество работников.

Ситуация с вакансиями для топ-менеджеров тоже обстоит не лучшим образом. «Вакансии для топ-менеджеров в основном находятся в Москве. В регионах – маленькие банки, они слишком региональные, полукарманные, приближенные к местным структурам. Рыночных вакансий очень мало», — резюмирует Сергей Ражев.

Главный редактор Banki.ru Наталья Новопрудская считает, что у уволенных банкиров сохраняется шанс найти работу в смежных областях: «Специалисты уходят кто куда – кто в консалтинг, кто в смежные финансовые направления, кто в свой бизнес, кто в ритейл…»

Банковская индустрия хорошо себя зарекомендовала как бизнес с отработанными и регулярными бизнес-процессами. Поэтому кандидаты из банков, имеющие опыт продаж, зачастую интересны другим крупным компаниям.

«Часто работодатели говорили, что хорошо бы кандидатов из банковской сферы, — рассказывает основатель корпорации кадровых агентств Business Connection Ильгиз Валинуров.

— Несколько лет назад это было невозможно, тогда банковские сотрудники хотели переходить только в более крупные банки. Сейчас ситуация изменилась».

Наталия Новопрудская подтверждает, что зачастую бывшие банковские работники идут в консалтинг или смежные финансовые направления, устраиваются в ритейл. Но при этом в банках есть специфические должности и такие кандидаты не нужны работодателям из других сфер.

Сафрон Голиков / Коммерсантъ

Источник: https://www.e-xecutive.ru/career/labormarket/1986328-kuda-podatsya-uvolennomu-bankiru

Без работы в Новый год: массовые увольнения опять ждут россиян

Большая чистка. Какую пользу могут принести России массовые увольнения банкиров на Западе

Кризис в 2014-15 гг. затронул все сектора экономики, и, конечно же, не смог оставить без внимания российский рынок труда. За эти два, а теперь уже почти три года «под раздачу» пропали все: автопром, авиакомпании, финансовая сфера, тяжелая промышленность, добыча полезных ископаемых, сфера услуг и т.д.

Общий объем сокращенных и уволенных по тем или иным причинам, оценить достаточно трудно.

Официальный уровень безработицы формально находится на том же уровне, что и в конце 2014 года, но так как треть экономически активного населения занята в теневом секторе, а он пострадал, возможно, даже больше легального, говорить про конкретные цифры не приходится.

И хоть чиновники наперебой утверждают, что «дно» кризиса уже пройдено, уверенности такие заявления гражданам не прибавляют. Росстат месяц от месяца фиксирует продолжение падения реальных доходов россиян, покупательная способность зарплат сокращается, а социальные пособия урезаются.

Очередным витком выхода из кризиса, судя по всему, станет новая волна массовых увольнений. По крайней мере, так говорят в Минтруде, анализируя нынешнее состояние отечественного рынка труда. Учитывая, что в России заранее о сокращениях сообщать не принято, такие слухи настораживают. Карьерист.

ру решил разобраться в том, когда россиянам ждать новых волн массовых увольнений?

300 тысяч безработных

К концу 2016 года армия безработных россиян вырастет на 136 тыс. человек – такие планы российских работодателей на будущий месяц озвучил Life.ru, ссылаясь на справку о состоянии отечественного рынка труда, предоставленную Минтрудом. По данным ведомства, провести массовые увольнения по причине сокращения штата или банкротства, имеют намерения около 50 тыс.

российских компаний. Треть из них планирует воплотить свои планы в жизнь еще до конца 2016 года. В этот период больше всего в зоне риска оказываются чиновники и специалисты финансовой сферы. Согласно документу Минтруда, на грани увольнения находится 45 тыс. работников госуправления и около 40 тыс.

банкиров, экономистов, финансистов и прочих работников банков и финансовых структур.

Провести массовые увольнения по причине сокращения штата или банкротства, имеют намерения около 50 тыс. российских компаний.

Основания для увольнения в этих отраслях во многом очевидны. Чиновничий аппарат сокращают по воле президента – именно он подписал Указ об уменьшении количества чиновников на 10%. Сокращение работников финансовой сферы – тоже уже привычный тренд, хотя в 2016 году многие начали понемногу набирать персонал.

Такие объемы увольнений в краткосрочной перспективе, судя по всему, обусловлены массовым отзывом лицензий у банков и микрофинансовых организаций.

Впрочем, если учитывать тот факт, что всего в отрасли задействовано около 1,2 млн специалистов, то потеря немногим больше 3,4% от их общей численности серьезной погоды не делает.

Но это далеко не все, ведь свои планы об увольнениях озвучили более 1,5 тыс. различных градообразующих и крупных предприятий – они должны освободить около 51 тыс. человек в разных отраслях экономики. Например, транспортная сфера и автопром до конца года планируют уволить около 25 тыс. сотрудников, в добыче полезных ископаемых сократят около 14,5 тыс.

работников, а девелопмент и строительство – около 8,5 тыс. человек. Основная причина увольнений – экономическая ситуация в стране, когда доход большинства предприятий продолжает сокращаться и влечет за собой необходимость в оптимизации. Учитывая, что содержание персонала – одна из самых крупных статей расходов любого российского бизнеса, больше всего страдает именно он.

Но планы до конца года – лишь часть «программы» – в общей сложности Минтруд анонсирует увольнения для 300 тыс. россиян, которые, судя по всему, растянуться на первый-второй квартал 2017 года.

Больше всего рабочей силы планирует высвободить гражданский, строительный и промышленный автопром – около 87 тыс. человек в общей сложности. Массово сокращать сотрудников будут и в строительстве – около 31 тыс. человек, а также в машиностроении – до 26,5 тыс. человек.

Транспорт и добыча полезных ископаемых пострадают не меньше – тут в общей сложности планируют уволить 26 и 20 тыс. сотрудников соответственно.

Во всем виноват кризис

Тот факт, что самое большое количество увольнений затронет именно государственный сектор, не является неожиданностью. Экономическая ситуация уже третий год оказывает колоссальное давление на бюджеты разных уровней, а в особенности – субъектов федерации.

Центр задал тенденцию снижения объемов дотаций из федерального бюджета в региональные, поэтому регионы все больше ощущают на себе влияние недостатка государственного финансирования.

Когда такое происходит, снижение расходов на рабочий персонал можно назвать самым лучшим способом оптимизации.

Особенно в отрасли, которая не приносит даже крохотной доли внутреннего валового продукта, и, по сути, находится на содержании у налогоплательщиков. Учитывая среднюю зарплату чиновников, такое сокращение сэкономит бюджету порядка 21 млрд рублей в год.

Аналогичное влияние экономической ситуации отмечается и в автомобилестроении – по данным ассоциации инвесторов АЕБ, за первые 10 месяцев 2016 года отечественный автопром снизил продажи на 13,3% в годичном выражении. Само собой, что такое падение отражается на бюджетах предприятий, которые вынуждены проводить сокращения. И это при том, что сегодняшняя ситуация на рынке гораздо лучше прошлогодней.

Но, по мнению некоторых экспертов, самое большое влияние кризиса ощущается все-таки в строительстве. Как Life.

ru рассказала Наталья Мильчакова из «Альпари», кризис привел к масштабному сокращению спроса на недвижимость жилого и коммерческого секторов, и это не смогло не отразиться на строительстве.

Эксперт утверждает, что специалисты других отраслей могут попадать под сокращения по многим другим причинам кроме кризиса. Например, высвобождение работников отчасти может быть обусловлено модернизацией и автоматизацией производственных мощностей – функции сотрудников переходят в разряд обязанностей машин.

Как утверждает Мильчакова, это, в частности, происходит в машиностроении, угольной промышленности, других, завязанных на технологичность процесса производства, отраслях.

Кроме того, процесс автоматизации позволил компенсировать потери даже большого количества работников в госсекторе.

Ярким примером этого является повсеместное развитие многофункциональных центров предоставления государственных и муниципальных услуг – электронные сервисы позволяют в разы уменьшить бумажную волокиту, а соответственно, и аппарат чиновников.

Но если влияние кризиса по мере восстановления экономики все-таки будет уменьшаться, то модернизация, очевидно, только начинает задавать тренд. Сложно говорить, сколько это может занять времени, зная про нежелание собственников вкладывать в это ресурсы, поэтому в подавляющем большинстве случаев решающим фактором для сокращений становится все же экономическая ситуация.

С работы в тень

Такие, довольно пессимистические оценки Минтруда, судя по прогнозам экспертов, могут показаться далеко не самыми плохими. Сегодня, по оценкам Росстата, уровень безработицы, рассчитанной по методологии МОТ, составляет 5,4%, охватывая 4,1 млн россиян.

Но в будущем году ситуация изменится – как пишут «Рамблер/финансы», ссылаясь на обзор рекрутингового агентства АКРА, в 2017 году уровень безработицы вырастет до 6,1% – кризис докатился еще не до всех.

Получается, что в будущем году число безработных увеличится до 4,63 млн граждан – негативный прирост превысит 500 тыс. человек.

Рост занятости, по мнению аналитиков, будет наблюдаться лишь в торговле и секторе услуг, однако, компенсировать сокращения в прочих секторах экономики он явно не в силах. К чему могут привести такие массовые увольнения?

По мнению либерал-демократа из Госдумы Ярослава Нилова, которое он высказал в интервью Life#звук, такая ситуация будет способствовать уходу рынка труда в тень.

Как считает парламентарий, ухудшением положения работников на рынке труда будут пользоваться недобросовестные рекрутеры, предлагая соискателям невыгодные им и выгодные себе условия труда. Например, отказывая в официальном оформлении трудоустройства.

И соискателям, очевидно, придется на эти условия соглашаться – увеличение числа безработных повысит конкуренцию на рынке труда, поэтому находящие в поиске работы станут сговорчивее, соглашаясь на нарушение своих трудовых прав.

Рекрутеры будут предлагать работникам- неофициальное оформление, и работники будут вынуждены согласиться на это.

Впрочем, в Минтруде уже разрабатывают план мероприятий, которым ведомство планирует снизить напряженность на рынке труда. В частности, там планируют работать с предприятиями, на которых ситуация характеризуется, как особенно сложная.

На них, за счет средств государственного бюджета, будет обеспечиваться временная занятость, переобучение и стажировка работников, которые могут быть в ближайшее время уволены. Спасут ли такие министерские планы от ухода в тень высвободившихся работников – вопрос риторический.

В условиях отсутствия средств, люди, очевидно, будут выбирать то место, где им больше заплатят. И то, что это будет как раз неформальный сектор, с которым государство конкурировать не в состоянии, понятно всем.

Но, как мы уже говорили, в России заранее о сокращениях сообщать не принято, поэтому масштаб проблемы может оказаться куда серьезнее, о чем, конечно же, мы совсем скоро узнаем.

Разместить резюме Добавить вакансию

Источник: https://careerist.ru/news/bez-raboty-v-novyj-god-massovye-uvolneniya-opyat-zhdut-rossiyan.html

Национализация предприятий и паника банкиров: Экономика России на гребне перемен

Большая чистка. Какую пользу могут принести России массовые увольнения банкиров на Западе

Именно эффективная экономика станет ключом к решению проблем империи, подчеркнул в ходе обращения к нации накануне президент России Владимир Путин. А также добавил:

“Даже короткое время этой недели показало, что когда мы понимаем сложность ситуации, нам удается снизить риски. Уверен, мы и впредь будем действовать так же согласованно и надёжно. И самое главное – на опережение. Благодарю вас за внимание. Будьте здоровы”. 

Другими словами, всё в наших руках, и принятые вовремя меры позволят решить любую проблему. Но для начала следует понять, что именно происходит, и о чём на фоне падения рынка просят бизнесмены. Наконец, что должны получить люди. Впрочем, здесь и так всё ясно: людям нужна гарантия, что они сохранят свои рабочие места и выйдут из самоизоляции без потерь.

Национализация. Профсоюзы обратились к правительству

Председатель Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) Михаил Шмаков в письме главе правительства Михаилу Мишустину предложил национализировать наиболее важные компании в стране.

“Падение стоимости акций компаний, экономические проблемы предприятий могут привести к росту спекулятивных сделок с целью захвата предприятий. В связи с этим считаем необходимым срочно разработать механизм национализации предприятий, важных для экономики России и обеспечения социальной стабильности, и приступить к его практическому использованию”, – говорится в документе.

Вопрос в том, как определить такие предприятия? Михаил Шмаков полагает, что можно привлечь трёхстороннюю комиссию, которая традиционно занята в регулировании социально-трудовых отношений. В структуру как раз входят представители объединений общероссийского уровня, а также правительства. Её работу, как известно, координирует вице-премьер Татьяна Голикова. 

Кроме того, Шмаков надеется, что будет введён мораторий на реприватизацию национализированных предприятий, который продлится год. В частные руки национализированные предприятия должны вернуться лишь с учетом мнения отраслевого профсоюза. 

Наконец, по словам автора письма, в условиях кризисного периода предприятия должны быть освобождены от налогов. Однако подобная мера рассматривается Шмаковым лишь для организаций, чья работа ограничена мерами по борьбе с эпидемией. Финальный вопрос – это снижение НДС. 

Под шумок коронавируса Россию могут растащить

В период особых мер, принимаемых в России для борьбы с распространением коронавируса, большие опасения озвучивает бизнес. В первую очередь речь идёт о малых и средних предприятиях.

Понятно, что представители частного бизнеса остаются без клиентов, ведь все мы вынуждены быть на самоизоляции – чтобы сохранить жизнь и здоровье. Потому продуманы меры поддержки.

Некоторые уже озвучили в правительстве, другие, вероятно, на подходе. Но есть риски, которые мы просто обязаны учитывать.

О них и говорил учредитель телеканала “Царьград” Константин Малофеев в эфире программы “Царьград. Главное”.

Малофеев призвал обратить внимание на главное: мы должны мыслить в категориях мобилизационной экономики, когда цель – не получить прибыль, а сохранить рабочие места.

В этой связи что мы можем делать? Мы можем субсидировать людей, сидящих дома. Мы можем субсидировать предприятия. Мы можем национализировать предприятия, пожалуйста, – подчеркнул учредитель Царьграда.

Национализация предприятий могла бы стать ключом к выходу из кризиса.

“Если они не будут дальше поддерживать существующий частный бизнес – через две-три недели с таким подходом Сбербанка весь бизнес и так будет национализирован. Ведь Сбербанк, как и ВТБ, – это госбанки. Без официальных заявлений национализация пройдёт тихой сапой.

 И дальше бизнесмены будут болтаться внутри этих госбанков, а госбанки будут, соответственно, делать что? Они теперь у нас будут рулить всей экономикой? Люди, которые считают кредитные риски, теперь будут рулить отраслями? Это ненормально”, – считает Малофеев.

Юрий Пронько, собеседник Малофеева в эфире Царьграда, согласился: действительно, “Греф и Костин (Герман Греф и Андрей Костин – главы Сбербанка и ВТБ соответственно. – Ред.) не будут против порулить”. Малофеев добавил: “Если они и не будут против, отказаться от такого решения непременно захотят люди”.

“Мы, население страны, и мы – частный бизнес, будем против. Соответственно, нужно либо честно объявить, что мы всё национализируем. Это один подход. И возможно, он правильный, в ситуации надвигающегося экономического кризиса. Либо, если мы туда не движемся – в сторону национализации, так объявите меры поддержки частного бизнеса.

Причём включая крупный бизнес. Потому что у нас сейчас объявлены меры поддержки кое-какие в отношении малого и среднего бизнеса. В отношении крупного бизнеса, если вы не объявляете меры поддержки, выбирайте национализацию. Тут только два пути. И это нужно не для того, чтобы спасти олигархов. Не дай Боже. У них-то всего достаточно”.

 

Банкиры в панике: Новые правила банкротства заёмщиков

О ещё одной грани происходящего в своей колонке на сайте Царьграда говорит Юрий Пронько. Не все в России осознали, что ситуация серьёзным образом изменилась. Так, банкиры стали жаловаться на то, что клиенты завалили их просьбами о предоставлении кредитных каникул.

Кроме того, банкиры в бешенстве от новых правил банкротства физических лиц без последствий для должников, отметил телеведущий, подчёркивая, паника в кредитном бизнесе нешуточная.

Однако, всё говорит о том, что жирка у банкиров достаточно, чтобы поделиться с людьми гарантиями, отметил эксперт.

Положение о внесудебном банкротстве появилось на этой неделе в виде дополнительных поправок ко второму чтению ФЗ “О банкротстве”.

Кабинет министров премьера Мишустина подготовил их, исполняя поручение президента Владимира Путина, чтобы сделать процедуру банкротства “посильной и необременительной”.

Внесудебное банкротство станет бесплатной процедурой, которая, по словам первого вице-премьера Белоусова, будет проходить без привлечения арбитражного управляющего за шесть месяцев при долгах от 50 тыс. до 700 тыс. рублей.

“Напомню, сейчас действует закон, когда процедура банкротства становится невыгодной для человека, оказавшегося в сложном материальном положении: судебное банкротство стоит от 25 до 150 тыс. рублей.

Если поправки примет российский парламент, то бесплатно обанкротиться сможет гражданин, не владеющий имуществом, помимо того, на которое не может быть обращено взыскание (как вариант – единственное жилье).

Кроме этого должник, который решит запустить процедуру собственного банкротства, должен соответствовать хотя бы одному из четырёх условий: он официально признан безработным; его официальный доход менее двойного размера прожиточного минимума на каждого члена семьи; его единственный доход – пенсия; в его отношении прекращено исполнительное производство”.

Если одно из перечисленных выше условий подходит должнику, то он подаёт заявку на банкротство через МФЦ, необходимость в сопровождении арбитражного управляющего в таком случае отсутствует.

Если в процессе банкротства никто из кредиторов не оспорил соблюдение условий внесудебного банкротства, то должник автоматически признаётся банкротом и освобождается от обязательств без каких-либо последствий.

С учётом массовой безработицы из-за пандемии коронавируса (РАНХиГС прогнозирует – 7 млн человек, “Деловая Россия” – 10 млн) вводимая процедура позволит нивелировать проблему возрастающих неплатежей.

Правда, банкиры уже взвыли от этой новеллы, – продолжил Пронько. – Их лоббист – Ассоциация банков России назвала законопроект опасным и создающим почву для злоупотреблений.

Более того, ростовщики выступили против ещё одного предложения президента – кредитных каникул для граждан, которые пострадали от обвала экономики.

В этом году до 30 сентября граждане и ИП могут получить каникулы до шести месяцев при снижении дохода на 30% и более по сравнению со среднемесячным доходом за 2019 год.

Банки обязаны будут принять и одобрить заявку в течение пяти дней, а справку об уменьшении дохода заёмщик имеет право принести через три месяца. По данным деловой прессы, число обращений граждан о кредитных каникулах выросло в 10 раз – их уже тысячи в день. Отказать в предоставлении каникул банк не имеет права.

Юрий Пронько полагает, что “истерика ростовщиков наигранная”.

“У банкиров имеется достаточный жирок, которым они могут поделиться. Например, они точно могут отказаться от выплаты дивидендов своим акционерам, отказаться от бонусов, которые платят топ-менеджменту, отказаться от той сверхприбыли, которую они получают через грабительские ставки по долгам.

Вся антикризисная программа в России на сегодняшний день оценивается в 1,4 трлн рублей. Сумма серьёзная, но, напомню, на санацию только трёх банков, из которых аферисты типа Минца, Пугачевых и т. д. выводили деньги, было потрачено в два раза больше – порядка 2,8 трлн рублей.

Фактически каждый из нас оплатил “слепоту” сотрудников Центробанка, который вовремя не смог или не захотел пресечь криминальные схемы. Сейчас, на мой взгляд, пришло время помочь простым людям, обычным российским семьям. Не позволять банкирам их футболить и унижать, а дать жёсткое указание оказывать помощь и поддержку.

Самое простое – реструктуризация долга, самое необходимое – списание кредита через банкротство”. 

Источник: https://tsargrad.tv/news/nacionalizacija-predprijatij-i-panika-bankirov-jekonomika-rossii-na-grebne-peremen_246091

«Большая банковская чистка»

Большая чистка. Какую пользу могут принести России массовые увольнения банкиров на Западе

Глава Сбербанка Герман Греф недавно заявил, что санкции, которые США наложат на Россию в начале 2018 году, будут хуже «холодной войны» между Америкой и СССР. В связи с этим Греф надеется, что президент России Владимир Путин, который, скорее всего, переизберется на еще один срок, выполнит широкую программу реформ, в том числе сократив роль государства в экономике.

Слова Грефа богу в уши, скорее всего, не попадут. Особенно это касается частного банковского сектора России. В последнее время Центробанк щелкает частные банки, словно орехи. Вот пришла очередь Промсвязьбанка.

Основной его совладелец Дмитрий Ананьев, устав доказывать, что  банк в порядке и санировать его нет нужды, подался за границу. Официально – на лечение.

Но все мы всё понимаем – если государство взялось отжимать чей-то бизнес, то его владельцу от сумы до тюрьмы даже меньше, чем один шаг.

Тем более, как уже сообщало наше издание, ЦБ обратился в правоохранительные органы с просьбой провести проверку по факту проведения Промсвязьбанком сомнительных операций, а представители ЦБ во всеуслышание фактически назвали владельцев банка ворами, заявив о факте пропажи кредитных досье его корпоративных заемщиков на сумму, превышающую 100 миллиардов рублей.

Ананьев также открыто выразил несогласие с действиями ЦБ, решившего санировать Промсвязьбанк. По словам бизнесмена, банк был вполне платежеспособен и мог и дальше продолжать самостоятельную банковскую деятельность.

«На мой взгляд, банк пристрелили, шкурку бросили в Фонд консолидации. Нельзя, конечно, сказать, что на взлете пристрелили, но банк нормально и устойчиво функционировал.

Успехов ЦБ в санации желать не хочется, это решение принято за государственный счет», – сказал он, выразив уверенность в том, что к атакам на Промсвязьбанк причастны руководящие работники ЦБ.

А инициатором травли он назвал господина Поздышева – зампреда Центробанка, о котором он выразился в том духе, что «может завалить любой банк, даже крепко стоящий на ногах».

«Причем, все это можно будет сделать за государственный счет, абсолютно безответственно, рассказывая, что это все для пользы и оздоровления банковского сектора», – сказал Ананьев, пока, правда, не называя других имен. Возможно, все еще впереди.

По мнению банкира причины такой бурной деятельности сотрудников ЦБ по «отстрелу» частных банков лежит на поверхности: «Новый механизм санации предусматривает очень большое финансирование со стороны государства. Я думаю, нынешние участники санации точно не планируют эти деньги отдавать».

Другими словами, из бюджета каждый год выделяются миллиарды рублей на потенциальную санацию – если санировать некого, бюджетные деньги надо возвращать обратно в казну. Возвращать не хочется – тем более, в России чиновники и топ-менеджеры всегда знали, как распорядиться бюджетными деньгами так, чтобы и себя не обидеть.

Вот и цепляется ЦБ к частным банкам по делу и без – лишь бы «бабло» поскорее освоить.

Не хочется показаться большим защитником банкира Ананьева – ведь слова о стабильности банка, это лишь его слова, и что там на самом деле – еще только предстоит разбираться. Но сама ситуация, когда государство дает Центробанку денег не на конкретный «осевший» банк, а просто грузит в ЦБ миллиарды «на потом», конечно, очень «стимулирует» его ответственных работников эти миллиарды отработать.

И там уже не суть важно – действительно банк прогорает и ему нужна санация или у бизнеса временные трудности, которые вполне преодолимы самостоятельно.

Здесь уже главное – пустить гулять по свету «утку» о том, что клиенты банка могут потерять свои деньги. И таких спецов в ЦБ хватает.

Не зря же банкир Ананьев назвал зампреда ЦБ Поздышева «медиаменеджером, способным развернуть массовую травлю».

Госбанки усиливают влияние

2017-й год удивил резонансным уходом с рынка банка «Югра», поразил размерами пробоин в проблемных банках, впечатлил новой моделью санации на примере «Открытия» и Бинбанка, скандалом с пропавшими кредитными досье «Промсвязьбанка» и его владельцем, а также продолжил тревожить банкиров усилением доли и влияния госбанков.

За год ЦБ отозвал не так много лицензий (46 – вдвое меньше, чем в предыдущие годы), но по именам это было громко. Одним из событий года стал крах очередного крупного банка (топ-30 по активам) – лицензии лишился банка «Югра».

Дело даже не только и не столько в размере кредитной организации, а в том, насколько шумно банк покидал рынок. Собственник Алексей Хотин несколько раз предлагал план спасения банка.

Например, санацию АСВ под личное поручительство и залог кредитного портфеля.

Но ЦБ уперся и даже вступил по поводу «Югры» в конфликт с Генпрокуратурой – ведомство опротестовывало приказы ЦБ как безосновательные. Однако все равно лицензии банк лишился.

Причинами ЦБ назвал неисполнение «Югрой» требований законов, падение нормативов достаточности капитала ниже 2% и уменьшение размера собственных средств до размера меньше минимального значения уставного капитала, установленного на дату госрегистрации банка.

План Хотина регулятор посчитал нереалистичным, а санацию АСВ – нецелесообразной из-за низкого качества активов банка. «Югра» стала самым крупным страховым случаем в истории АСВ. Объем вкладов в банке составил 181,5 млрд рублей, большая часть из них была покрыта страховкой (около 170 млрд рублей). 

Дальше ушло на санацию «Открытие» – 29 августа, Бинбанк последовал на «оздоровление» 21 сентября. Размер финансовых проблем по банку «Открытие» ЦБ предварительно оценил в 250-400 млрд рублей, по Бинбанку – в 250-350 млрд рублей.

По словам зампреда ЦБ Василия Поздышева, общая «цена санации» составит 800 млрд рублей, а Ксения Юдаева, первый зампред ЦБ указывала, что размер возможного влияния на финансовую систему при отзыве лицензии или введении моратория на удовлетворение требований кредиторов Бинбанка и «Открытия» мог бы составить более 1 трлн рублей, или около 1% ВВП.

Еще удивил этот год размером дыр в балансах банков. Например, когда «Открытие» получил 30%-ный отток вкладов, ЦБ предоставил 1 трлн рублей на замещение этих средств, а месяц спустя банк вернул 350 млрд.

Зачастую эти понятия подменяют.

Отрицательный капитал ближе к понятию дыры, при отзыве лицензии именно эта сумма превращается в мертвый груз, однако сам регулятор «дырой», как правило, называет все затраты, которые несет ЦБ на оздоровление.

Так, по состоянию на 1 ноября 2017 года отрицательный капитал банка «Открытие» составил 178 млрд рублей («мертвый груз»), хотя два месяца назад он был положительным. Отрицательная динамика была вызвана дорезервированием, переоценкой ценных бумаг, оказанием безвозмездной помощи «Росгосстраху».

При этом по словам Поздышева, на 1 ноября объем дыры в группе «Открытие» составил 300 млрд рублей. 7 декабря ЦБ принял решение о докапитализации банка на 456 млрд рублей для покрытия разницы между стоимостью активов и обязательствами банка.

Из вышесказанного можно понять, что размеры «дыр» в банках заметно растут после того, как в ситуацию вмешивается ЦБ. Еще один пример: первоначальная оценка проблем в «Югре» составляла 7 млрд рублей (июнь 2017 года), в августе – 31 млрд, в сентябре – 86 млрд. В «Татфондбанке» стартовая оценка «дыры» составляла 40-45 млрд, в итоге она выросла вдвое – до 97 млрд рублей.

Больше всего в 2017 году от санаций частных банков поимели госбанки – именно они по большей части и становились бенефициарами ситуаций с проблемами у крупных частных банков. В результате продолжилась тенденция усиления влияния госбанков. В том числе, в результате знаковых санаций, доля рынка, приходящаяся на банки с госучастием, приблизилась к 70%. И это, видимо, еще не «потолок».

2017 банковский год вообще запомнится как год крушения крупнейших частных банков в России и усиления госбанков. Бизнес-обмудсмен Борис Титов на Восточном экономическом форуме на этот счет высказался так: «Санация того же «Открытия» – это убийство банковской системы».

Из всего этого следует, что гарантия бессмертия десяти «избранным» банкам одновременно означает смертный приговор нескольким сотням остальных российских банков. Кстати, об этом свидетельствует даже название упомянутого выше фонда – Фонд консолидации банковского сектора. Все будет консолидировано в топ-10. А там, где на рынке остается десяток участников, всегда возникает соблазн договориться.

Прежде всего, о разделе рынка и о ценах. Такие договоренности принято называть картелями. А где картель, там рынку не быть.

И исчезновение рынка уже, собственно, началось. Четверть века назад в России количество банков приближалось к 1 300, на 1 августа текущего года их 537, скоро их останется лишь десяток. Кто же входит в «золотую банковскую десятку»?

Три из них – государственные. Это ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк.

Два – с участием Центробанка. Это Сбербанк и «Открытие».

Остальные пять – частные. Это ЮниКредит Банк, «Райффайзенбанк», Росбанк, Альфа-банк, Промсвязьбанк. Примечательно, что первые три из названных частных банков принадлежат иностранному капиталу.

«Убийство» банков поставили на поток

Автовазбанк, Балтинвестбанк, БМ-Банк (бывший банк Москвы), Газэнергобанк, Инвестторгбанк, Московский областной банк, Российский капитал, РОСТ банк, Траст, Уралсиб – это лишь малая толика из того, что за последние пару лет санировал ЦБ.  И останавливаться, похоже, на достигнутом не собирается.

Свою нынешнюю усердную «чистку» банковского сектора ЦБ объясняет, в том числе, стремлением сократить нелегальный отток капиталов из страны. По данным ЦБ, за прошедшие 4 года он уменьшился в 20 раз: с 1,7 трлн руб. до 34 млрд руб. как раз благодаря санациям.

Однако, по мнению некоторых экспертов, любой опытный специалист, изучив кредитное досье банка, вполне способен отличить настоящий кредит от того, который используется для вывода капитала.

И если ЦБ допустил, чтобы банки в течение многих лет продолжали наращивать «дыру в активах», это может означать, что проверяющие инстанции или их руководители в ЦБ закрывали глаза на вывод капитала.

Само собой, закрыть глаза в таких случаях дорогого стоит – что в рублях, что в долларах.

Кроме того, огромный урон экономике наносит и массовая ликвидация региональных банков – поскольку именно они предоставляют кредиты малому и среднему бизнесу на местах. Крупные федеральные банки этим не занимаются, поэтому, кто в дальнейшем будет поддерживать малый и средний бизнес – непонятно. А Центробанку, похоже, неинтересно.

Поэтому сегодня уже появляются мнения специалистов о том, что под попыткой повышения качества работы банковского сектора ЦБ просто стремится сконцентрировать финансы России в одних руках и получить дополнительный политический вес.

«Масштабы санации банковского сектора в России феноменальны и соответствуют периоду Великой депрессии в США, когда сотни банков разорялись из-за сдутия финансовых пузырей, неплатежей в экономике, закрытия массы предприятий, – отмечает Сергей Толкачев, профессор Финуниверситета. – Тогда либо надо признать, что ситуация в экономике России настолько плоха, что банкротства банков закономерны, либо считать, что санация каждого банка у нас идет в русле политики «наведения порядка».

И тогда это явно не очистка банковской системы от отдельных недобросовестных учреждений – все факты указывают на то, что сегодня в стране формируется государственная или окологосударственная модель банковской системы, опирающаяся на несколько известных  «системообразующих» (и, соответственно, неприкасаемых) крупнейших банков с государственным участием.

Хотя не стоит забывать, что эти же якобы «государственные» банки в значительной степени контролируются иностранными финансовыми институтами.

Например, наш самый «государственный» и самый «народный» Сбербанк под руководством господина Грефа, несмотря на санкции, в 2016 году увеличил долю иностранных акционеров и сейчас структура его акционерного капитала выглядит так, что лишь 52,32% акций принадлежат ЦБ России, то есть государству.

Атаки же ЦБ на частный банковский бизнес продолжатся, видимо, и дальше. Максим Васин, экономист, финансовый аналитик выразил на этот счет предположение: «Раз у нас создан Фонд консолидации банковского сектора, и туда идут огромные средства, то я думаю, несколькими крупными банками дело не ограничится».

Иван Копейкин, финансовый аналитик БКС с этим мнением согласен: «На мой взгляд, политика ЦБ не изменится: он как проводил некую чистку, отсеивание банков с проблемами, как на балансе, так и в других областях, так он и продолжит эту довольно жесткую политику».

Судя по всему, у ЦБ есть какой-то свой план уничтожения частных банков, который он последовательно воплощает в жизнь.

К примеру, согласно прогнозу одного из аналитиков «Альфа-банка», сделанному еще в августе этого года, уже осенью ЦБ может принять решении о санации или даже отзыве лицензии для трех-четырех крупных банков.

И ведь так и случилось – «Открытие», «Бинбанк»,  «Московский кредитный банк» (МКБ) и вот теперь на «закуску» «Промсвязьбанк».

Надо полагать, и год грядущий готовит банкирам множество неприятных сюрпризов от ЦБ. Кто там следующий в его «расстрельных списках»? Похоже, быть банкиром в России становится опасным занятием. Особенно, если вовремя не заказал билет в… Лондон.

Источник: https://og.ru/business/2017/12/28/93740

Ваша работа
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: